Жилой комплекс Всеволожский каскад

Неофициальная группа

Обсуждение фотографии #48865

vdolevke.ru/objects/5062/foto/48865.html - Ссылка на страницу с фотографией

А кто-нибудь слышал, будут ли что-нибудь делать с этим памятником архитектуры?
скорее всего ни чего....
я тоже думаю, что ничего. Т.к. к территории дома не отностися, а учитывая бюрократические трудности, волокиту и прочий гемор, связанный с работами по восстановлению подобных "охраняемых памятников культуры" ГСК вряд ли будет вписываться в этот блуд даже при желании бескорыстно потратить свои деньги на его восстановление.
Восстанавливать точно не будут. От источника из Адимнистрации слышала, что музей г. Всеволожска, который находится в данной избушке перенесут в "почтовую лавку" (Всеволожцы меня поймут), которую будут восстанавливать на деньги Администрации. Вот только незадача - решение принято, а денег пока еще не выделено.  А вот с этим памятником что будет? С одной стороны - "ПАМЯТНИК", с другой (опять же всеволожцы меня поймут) по Всеволожскому проспекту был магазинчик, такой плохонький, который в одну ночь сгорел и через полгода на его месте стоял РУСКОБАНК.
Свежая заметка о музее из Всеволожских Вестей
Домик 43 героев
Всеволожский государст-
венный историко-краеведческий
музей был создан в 1988 году
решением местного горисполко-
ма. Тогда же было решено отдать
музею бывшую сыроварню баро-
на Фредерикса (банкира Екатери-
ны Второй), которую необходимо
было отреставрировать. В пред-
назначенное ему здание музей
так и не въехал. Директор музея
76-летняя Марина Ратникова вот
уже более четверти века содержит
его на собственные средства.
— Директором я стала случайно,
— вспоминает она. — Сначала меня
включили в инициативную группу по
созданию музея, потому что я была
родственницей почетного гражданина
Всеволожска Гергарда Вокка, а потом
предложили стать руководителем.
Здание для музея было выбрано с
умыслом. Эта часть города Всеволож-
ска в конце эпохи СССР была далеко
не так привлекательна, как сейчас,
но зато имела уникальную историю.
Так, в 1914 году в здании сыроварни
располагался госпиталь для раненых
воинов, а в 1941 году здесь жили лет-
чики, которые впервые в истории Ве-
ликой Отечественной войны бомбили
Берлин. В память об этом один из них,
Василий Гречишников, посадил бере-
зу, которая растет и сейчас, а здание
получило в народе имя «домик 43 ге-
роев» — все его обитатели в разные
годы стали Героями Советского Сою-
за. Этим событиям посвящена отдель-
ная экспозиция музея.
Всего в музее шесть выставок:
«Малая картинная галерея участни-
ков Отечественной войны 1812 года»,
экспозиция, посвященная жизни Все-
воложска до 1917 года, «Род быв-
ших князей Всеволожских», «Первая
в России Ириновская узкоколейная
железная дорога», этнографическая
выставка, а также выставка, посвя-
щенная Первому гвардейскому мин-
но-торпедному авиаполку — именно
его летчики первыми бомбили Берлин
8 августа 1941 года.
Став руководителем музея, Ма-
рина Ратникова решила не дожидать-
ся окончания ремонта «домика 43 ге-
роев» и в 1990 году открыла первую
экспозицию в двухэтажном здании
стоящего рядом склада. Временное
пристанище оказалось постоянным.
Сыроварня так и не была отре-
ставрирована. Проект ее реставрации
и приспособления под музей разра-
ботали в 1990-м, а в 1991 году финан-
сирование работ остановили, да так и
не возобновили до сего дня.
Перекресток
интересов
Строительный бум 2000-х го-
дов привел к резкому повышению
интереса к землям в непосред-ственной близости от Санкт-Пе-
тербурга. Как это нередко быва-
ет, склад, где уже двенадцать лет
находился музей, подожгли, его
верхняя деревянная часть сгорела
дотла. Однако Марина Ратникова
продала свою квартиру в Мельнич-
ном Ручье, отремонтировала зда-
ние, которое стало одноэтажным,
и вновь открыла музей.
Основной камень преткновения
— земельный участок музея на пере-
крестке Колтушского шоссе и Дороги
жизни. Место, как поясняет Марина
Ратникова, «намоленное», его исто-
рия началась задолго до Петровских
времен, только по документам на-
считывает тысячу лет. Сначала здесь
хотели построить ресторан — дирек-
тор музея не дала. Теперь сразу за
участком — на муниципальной земле
— раскинулся полукругом 24-этажный
жилой дом, его строительство сейчас
завершается. Фасад новостройки вы-
ходит как раз на полуразрушенные
каменные стены сыроварни и непри-
глядный бетонный забор, опутанный
колючей проволокой. Во-первых, вид
из окон у будущих новоселов будет
довольно мрачным. Во-вторых, тако-
му большому дому нужна парковка и
удобный подъезд, а музей мешает.
Сейчас вся сила Марины Семе-
новны заключена в дальновидном ре-
шении вопросов, которые возникли в
конце 1990-х годов. Путаница тех лет
после смены государственного строя,
многочисленные реорганизации и ад-
министративные реформы позволили
Всеволожскому историко-краевед-
ческому музею остаться отдельным
юридическим лицом. Сначала он не
вошел в состав государственного
«Ленинградского областного музей-
ного центра», ликвидированного в
1998 году, затем Марина Ратникова
отказалась преобразовать свой музей
в структурное подразделение (на пра-
вах отдела без образования юридиче-
ского лица) Ленинградского област-
ного государственного учреждения
культуры «Музейное агентство».
– Всеволожский государственный
краеведческий музей зарегистри-
рован без указания организацион-но-правовой формы и фактически не
имеет вышестоящей организации и
собственника, что не позволяет про-
извести какие-либо мероприятия по
реорганизации, — отмечают в своем
заключении специалисты Научно-ис-
следовательского института стандар-
тизации музейной деятельности.
Получается, что государственный
музей живет как бы сам по себе. В
здании устроена система отопления,
но работает она вполсилы, и зимой
экскурсанты по музею ходят в верхней
одежде.
— В месяц мне приходится пла-
тить по семь-восемь тысяч рублей, —
говорит Марина Ратникова. – Спасает,
что у мужа, бывшего физика-ядерщи-
ка, да к тому же блокадника, пенсия
хорошая.
С охраной музея Марина Се-
меновна решила вопрос довольно
остроумно. За сохранность терри-
тории отвечают наёмные рабочие,
с которыми она заключила договор:
они охраняют территорию и кормят
собак — она предоставляет им жилье.
Отчетную документацию во все орга-
ны сдает вовремя, баланс «выводит в
ноль», так и живет. Власти Ленобласти
положением дел шокированы, но сде-
лать ничего не могут.
— Музей этот фактически являет-
ся частным, личным музеем Ратнико-
вой, — поясняет руководитель отдела
господдержки культуры, искусства
и народного творчества комитета
по культуре Ленинградской области
Татьяна Балт. — Его учредительные
документы относятся к 1988 году,
фактически сейчас они уже недейст-
вительны. Однако по действующему
законодательству все, что не было
ликвидировано или реорганизовано,
продолжает существовать. Решить
судьбу музея могут только местные
власти, потому что учредителем му-
зея был Всеволожский исполком, его
правопреемники — муниципальные
власти города Всеволожска.
Говорить о ценности музея, по
мнению Татьяны Балт, довольно слож-
но, поскольку его коллекция, музей-
ный фонд должным образом не за-
регистрированы. Сама же МаринаСеменовна и не скрывает, что осно-
вой экспозиции стали личные вещи
ее предков — от одежды и мебели до
фотографий.
Возможен переезд
Решить судьбу Всеволожского
государственного историко-крае-
ведческого музея сейчас возможно
только через суд, инициировать ко-
торый могут лишь местные власти.
Пока таких попыток сделано не
было, однако Марине Ратниковой
предлагают иные варианты. Пересе-
лить в лучшие условия — как говорят
чиновники. Выселить — как считает
директор музея.
Отреставрировать сыроварню,
скорее всего, не удастся: стены без
крыши стоят уже не один десяток лет,
их мочат дожди и сушит солнце. Но
и переезжать в дом купца Хомякова,
который готовы предоставить власти
Всеволожска, Ратникова не хочет.
— Там мало места, – поясняет
она. — Если сейчас в сарае у меняоколо 100 квадратных метров эк-
спозиции, то там вся площадь — 70
метров, негде разместить гардероб,
фондохранилища. К тому же само
здание тоже нуждается в серьезной
реставрации.
— Конечно, для музея лучше
было бы построить новое здание —
это ведь память на века, — вторит ей
председатель совета Героев России
и кавалеров ордена Славы генерал
Василий Минаков, последний остав-
шийся в живых обитатель «домика 43
героев».
Где в конечном счете будет раз-
мещаться Всеволожский историко-
краеведческий музей, пока не может
сказать никто. Как сообщил глава
администрации МО «Город Всево-
ложск» Сергей Гармаш, дом купца Хо-
мякова муниципалитету фактически
не принадлежит, здание находится в
федеральной собственности. Раньше
здесь размещалось отделение «По-
чты России». В прошлом году дом
на время принял мобильную прием-
ную Президента России, после чего
администрацией главы государства
было дано поручение передать зда-
ние городу в срок до октября 2011
года. Однако «воз и ныне там»: муни-
ципальные власти Всеволожска ведут
переписку вот уже семь лет.
Зато полгода назад у Всеволожска
появился еще один историко-краевед-
ческий музей, созданный по решению
совета муниципальных депутатов. У
него тоже нет еще помещения, но есть
кабинет, а в нем руководитель.
Здание сыроварни, кстати, согла-
сно планам руководства музея № 2,
планируется сделать его филиалом и
разместить там Музей Великой Оте-
чественной войны. Между тем сейчас
по документам оно находится в дол-
госрочной аренде у фирмы, которая
намеревалась разместить в «домике
43 героев» ресторан. Марина Ратни-
кова уже судилась с арендаторами,
выиграла последовательно три арби-
тражных суда, но пока иски касались
только сноса забора вокруг музея. По
имеющейся информации, сейчас ком-
пания-арендатор оформляет охран-
ные обязательства, чтобы все же вы-
селить музей. Тем временем Сергей
Гармаш намерен просить областной
КУГИ о расторжении договора аренды
и передаче «домика» в собственность
муниципалитета P.S.
Марина Ратникова признается, что специального гуманитарного об-
разования у нее нет, по профессии она медсестра. Но вот уже много лет
она издает вестник музея под названием «Мызы и музы», а также сборник
статей «История Рябова». Уже вышел третий том, всего планируется пять.
И вполне возможно, что Всеволожский государственный историко-крае-
ведческий музей останется затем только в статьях альманаха. Преемни-
ка, который захочет тратить на музей свои собственные деньги, у Марины
Семеновны нет.
Спасибо за статью, очень познавательно. Теперь будем в курсе.
только непонятно - тетенька все-таки молодец, что одна содержит музей или нафиг не нужен краеведческий музей всеволожска, состоящий из личных вещей гражданки Ратниковой? Да и руины сыроварни ей самой не восстановить, но и не отдаст же никому....
Да, дело тут двоякое. И похоже - это надолго, все слишком запутано. Для нас бы, конечно, было бы лучше, если бы этот музей перенесли в другое место, а нам бы здесь выделили место для дополнительных парковочных мест. Все равно эту сыроварню уже не восстановить.
ну на счет - не восстановить я бы не стал утверждать - раньше строили на века, поэтому я был бы рад, если бы ее восстановили, а парковочные места..... 7 минут пешком утром полезно для здоровья))
А 7 минут пешком - это до чего? Вы имеете ввиду, что где-то недалеко есть большая парковка?
на счет платных - не знаю, не задумывался - у меня КАСКО, но где "воткнуться" места вокруг достаточно - через Дорогу Жизни - парковка у ТК недалеко, плюс у пары магазинов, соседние дворы, .... на крайний случай - поля, леса кругом))))

С вводом нашего Каскада точно все поля и леса в округе будут востребованы )))


Писать комментарии в обсуждениях могут только авторизованные пользователи.
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь!