Дом Ул. Нефтяная, 1.

Неофициальная группа

Везде и всегда я нападаю, в каком бы обличье ни предстало мне земное зло!

- Ничего не иметь, ничего не желать, ни к чему не стремиться, ничего не бояться, а меньше всего - телесной смерти, - говорил старик. - Как иначе можно жить в этом скорбном мире, где ложь громоздится на ложь, где все клянутся, что хотят помочь друг другу, но помогают только умирать.

- Это не жизнь, а бесплотная тень её, - возражал Ходжа Насреддин. - Жизнь - это битва, а не погребение себя заживо.

- Что касается внешней телесной жизни, то слова твои, путник, вполне справедливы, - отозвался старик. - Но ведь есть ещё и внутренняя, духовная жизнь - единственное наше достояние, над которым не властен никто. Человек должен выбирать между пожизненным рабством и свободой, что достижима лишь во внутренней жизни и только ценой величайшего отречения от телесных благ.

- Ты нашёл её?

- Да, нашёл. С тех пор как я отказался от всего излишнего - я не лгу, не раболепствую, не пресмыкаюсь, ибо не имею ничего, что могли бы у меня отнять. Разве мою старческую телесную жизнь? Пусть возьмут; говоря по правде, я не очень ею дорожу... Вот - гробница Турахона; муллы не любят его, стража преследует его почитателей, но я, как видишь, не боюсь открыто служить ему, - вполне бескорыстно, из одного лишь внутреннего влечения.

- Что бескорыстно, я вижу по твоей одежде, - заметил Ходжа Насреддин, указывая на халат старика, неописуемо рваный, пестрящий заплатами, с бахромою внизу - сшитый как будто из тех ленточек и тряпочек, что висели вокруг на деревьях.

- Я не прошу многого от жизни, - продолжал старик. - Этот рваный халат, глоток воды, кусок ячменной лепешки - вот и всё. А моя свобода всегда со мною, ибо она - в душе!

- Не в обиду тебе, почтенный старец, будь сказано, но ведь любой покойник ещё свободнее, чем ты, ибо ему вовсе уж ничего не нужно от жизни, даже глотка воды! Но разве путь к свободе это обязательно - путь к смерти?

- К смерти? Не знаю... Но к одиночеству - обязательно.
- Я давно одинок...

- Неправда! - отозвался Ходжа Насреддин. - В твоих речах я расслышал и боль за людей, и жалость к ним. Твоя жалость будит отголосок во многих сердцах, - значит, ты не одинок на земле. Живой человек одиноким не бывает никогда. Люди не одиноки, они - едины; в этом - самая глубокая истина нашего совместного бытия!

- Утешительные выдумки! От холода, ветра, дождя люди защищаются стенами, от жестокой правды - различными выдумками. Защищайся, путник, защищайся, ибо правда жизни страшна!

- Защищаться? Нет, почтенный старец, - я не защищаюсь, я нападаю! Везде и всегда я нападаю, в каком бы обличье ни предстало мне земное зло! И если мне суждено пасть в борьбе, никто не скажет, что я уклонялся от боя! И мое оружие перейдёт в другие руки, - уж я позабочусь об этом!

Горячее слово Ходжи Насреддина было прервано появлением одноглазого из гробницы. Его лицо было тихим и бледным. Пока он умывался у водоема, старик рассказал:

- Каждый год этот несчастный высаживает возле гробницы черенок розы, в надежде, что он примется, и это будет знаком прощения. Но до сих пор ни один черенок не принялся. У меня выступают слезы на глазах при виде этого человека; ты правильно угадал во мне жалостливость к людям, о путник! Я освободился от корыстолюбия, тщеславия, зависти, чревоугодия, страха, но от жалости освободиться не могу. Аллах дал мне мягкое сердце, и оно не хочет затвердеть..

Одноглазый в это время занимался своими делами:
он достал из-за пазухи завернутый в сырую тряпку черенок и, взрыхлив ножом землю, воткнул его перед входом в гробницу.

- Не примется, - шепнул Ходжа Насреддин старику. - Так не сажают.

- Может быть, и примется, - ответил старик. - Я буду ухаживать за этим черенком, буду поливать его трижды в день.

Ходжа Насреддин заметил слезы, блеснувшие в уголках его серых глаз.
Все дела у гробницы были закончены. Простившись со стариком, наши путники покинули тенистую прохладу карагачевой рощи Турахона.

=================================================================
Отрывок из девятой главы Повести о Ходже Насреддине «Очарованный принц»
Леонида Соловьёва
Классика срывает личины и лечит души...

Писать комментарии в обсуждениях могут только авторизованные пользователи.
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь!