Дом Пр. Патриотов, 38а

Неофициальная группа

обманутые дольщики



Минрегион закончил составление единого всероссийского реестра обманутых дольщиков. Итоговая цифра оказалась на треть выше прогнозов. Запросив из каждого субъекта поадресный список проблемных объектов с точным числом заключенных договоров, минрегион вышел на показатель 80 тысяч обманутых дольщиков.
Каковы теперь будут действия властей? Есть ли гарантия, что все 80 тысяч человек уже к концу 2012 года, а именно такую задачу ставят федеральные власти, справят новоселье? С этим вопросом "Российская газета" обратилась к заместителю министра регионального развития Константину Королевскому.

Константин Королевский: Если быть до конца точным, то сегодня в сводном списке, основанном на данных регионов, 80 тысяч 319 человек и 897 объектов. Сразу подчеркну: это не федеральная поименная база данных. Это реестр прежде всего проблемных объектов. На уровне каждого субъекта свое определение этого термина, так же как и понятие "обманутого дольщика", свой перечень критериев для включения в региональный реестр и свои меры поддержки, - все эти показатели содержатся в разработанных и принятых законах субъектов РФ.

Именно руководители субъектов своей нормативной базой определяют, кого считать обманутым. Каждый регион разработал и передал нам свои реестры и планы-графики по решению проблемы и по вводу этих домов.

Некоторые стройки по вполне понятным причинам не укладываются в срок до середины 2012 года и переходят на конец года. Но жесткое требование ко всем без исключения губернаторам и главам субъектов - чтобы по каждому из объектов, входящих в региональный перечень, люди, заключившие договоры, понимали, что в такое-то время, в таком-то доме для него строится такая-то квартира или его вопрос решается с применением других вариантов.

В ближайшее время мы сведем все графики в единый по стране, откорректируем его и будем следить за его выполнением.

Российская газета: Как человеку, к примеру, в Казани, узнать, вошел ли его недостроенный дом в тот перечень проблемных объектов, взятых на карандаш минрегионом? И что делать, если он оказался за бортом?

Королевский: Обратная связь для минрегиона очень важна. Мы должны быть уверены, что списки выверены не только чиновниками, но и самими пострадавшими. Для этого есть несколько механизмов. Во-первых, в каждом субъекте создана рабочая группа или межотраслевой совет по решению этой проблемы. Минрегион давал поручение руководителям, ответственным за это направление в субъектах, в обязательном порядке включить в этот совет представителя инициативной группы обманутых дольщиков. Во всех субъектах такие рабочие группы появились. А вот дольщики вошли лишь в 2/3 таких групп. Думаю, что до конца марта обратная связь с народом заработает во всех проблемных субъектах. Кроме того, эти контакты будут открыты: люди должны в лицо знать тех, кто ответственен за решение их жилищных и социальных вопросов.

Региональные реестры должны предоставляться для ознакомления всем желающим, и на уровне субъекта, может быть, при созданной комиссии надо решать, включать или исключать тот или иной объект из реестра. К тому же в координационный совет, созданный в конце года непосредственно министерством регионального развития, также войдут представители пострадавших дольщиков - их кандидатуры будут рассмотрены на ближайшем собрании совета. Эти люди начнут работать в тесной связке с региональными инициативными группами дольщиков.

РГ: Как на местах уже помогают людям?

Королевский: Помимо непосредственно выделения реальных средств из регионального бюджета на завершение строительства домов есть и немало других вариантов, в том числе направленных на увеличение инвестиционной привлекательности проблемного объекта.

РГ: За счет чего?

Королевский: Например, за счет снижения или полного исключения затрат на подключение к инженерной инфраструктуре. Допустим, стоит дом с высокой степенью готовности, а на то, чтобы подвести к нему сети, нужно заплатить несколько десятков миллионов рублей. Для многих дольщиков - неподъемная сумма. В ряде случаев в областных администрациях им идут навстречу. Иногда, если это возможно, вносят изменения в проектно-сметную документацию или идут на увеличение площади земельного участка, выделенного под строительство объекта.

Есть и примеры, когда субъекты частично или полностью отказывались от доли квартир, которые предполагались к передаче в муниципальную или региональную собственность (в случае если это было предусмотрено в инвестиционном соглашении с застройщиком).



РГ: Недавно премьер Владимир Путин сообщил, что в качестве одной из мер компенсаций пострадавшим дольщикам может быть выделен земельный участок под индивидуальное жилищное строительство. Насколько это реально?

Королевский: Эта форма компенсации уже активно используется в регионах. Понятно, что в Москве, Санкт-Петербурге и в целом ряде других субъектов такая практика вряд ли в полной мере заработает. А вот, к примеру, в Ульяновске, в Вологде, Владимирской области люди уже осваивают новые выделенные участки и строят жилье. Естественно, никакой принудиловки - человек сам решает, какой вариант ему выбрать.







РГ: А как отреагировали руководители субъектов, когда узнали, что проблему обманутых дольщиков им нужно решить до конца 2012 года и при этом из федерального бюджета на эти цели не будет выделено ни копейки? Ведь большинство субъектов дотационные.

Королевский: Большинство губернаторов отнеслись с пониманием. Как показала практика, унифицированного варианта действий зачастую нет.

Именно поэтому минрегион как координирующий орган обобщил положительный опыт регионов, проанализировал всю собранную законодательную базу - чтобы в каждом субъекте смогли тиражировать опыт передовиков по решению проблемы. Также по нашей инициативе сейчас в ряде регионов, где раньше этому вопросу не уделяли должного внимания, разрабатываются местные постановления и областные законы, направленные на поддержку пострадавших дольщиков.
К этому тексту пока нет ни одного комментария.

Писать комментарии в обсуждениях могут только авторизованные пользователи.
Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь!